О чем не скажет детский омбудсмен

О чем не скажет детский омбудсмен

Лоббисты ювенальной юстиции в России потрясающе настойчивы. И если общественность сопротивляется ее продвижению, то надо искать обходные пути. Так, действительно, в 2009-2010 годах (когда возник выраженный антиювенальный протест православной общественности) все российские деятели проювенального толка стали, что называется, «переобуваться на ходу». И теперь они всячески избегают употребления словосочетания «ювенальная юстиция», подменяя его другими терминами вроде «дружественное к детям правосудие» или «восстановительное правосудие» (далее – ВП). Детский омбудсмен Пермского края Павел Миков чуть ли не в каждом своем интервью первым делом пытается нас убедить в том, что ювенальная юстиция – это исключительно правосудие для детей, а приписывание этому благородному понятию антисемейного значения – это, знаете ли, нагнетание социального страха. К слову, Миков хотя бы честно признает, что подобные «переименования» ювенальной юстиции явились вынужденной мерой, вызванной резко негативным отношением к ней россиян. Но что касается клятвенных заверений в том, что эта система не имеет никакого отношения ни к защите прав детей в ущерб правам родителей, ни к действиям органов опеки по части вторжения в семью, то это банальная и бесстыдная ложь, о чем мы писали ранее [1, 2].

А дабы не вдаваться больше в пространные рассуждения на этот счет, просто приведем две цитаты Павла Микова, произнесенные в разное время…

Подробнее: LveJournal

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


Яндекс.Метрика
Суть времени

Татарстан