Борис Юлин в очередном очерке из цикла логичной русской истории раскрывает причины поражения белых в гражданской войне:

Постоянно сталкиваюсь с мнениями разных мудрых людей, которые расписывают, как проклятые большевики при помощи Антанты, немцев, китайских наёмников и жидомасонов коварно разгромили героических, умелых и умных белых, которых поддерживал русский народ.

И как-то неудобно им возражать, хотя и не могу понять, как храбрых и умных, да ещё поддержанных народом, можно победить в гражданской войне?

Собственно, как именно большевики победили в войне с чисто военной точки зрения, хорошо известно. Сражения Гражданской войны разобраны достаточно подробно, притом обеими сторонами. «Белые» расписывали, как они били «красных». При этом отмечая, что «красных» было во много раз больше, поэтому их приходилось бить не числом, а умением. «Красные», наоборот, расписывали, как они били «белых», добавляя, что «белых» было больше и бить их приходилось не числом, а умением. Но реальную картину большинства операций восстановить – не большая проблема. Поэтому ход Гражданской я пересказывать не стану.

Как победили «красные», так сказать, в глобальном плане – тоже не очень большой секрет. Они чётко озвучивали свою программу и старательно следовали ей, воевали, прилагая все возможные усилия, вводя всеобщую воинскую повинность, организовывая производство вооружения и боеприпасов, учитывали боевой опыт, проводя преобразования в РККА, всегда вели активную пропаганду. Но главное — всегда были готовы пожертвовать тем, что считали второстепенным, ради того, что считали наиболее важным.

Так что скорее тема о том, почему проиграли «белые». И правда, почему?

В военном отношении сил они имели иногда меньше, иногда больше. Вооружены, за счёт поставок из-за рубежа, были обычно лучше. Имели, в отличии от большевиков, международную поддержку.

Что же помешало их победе?

Начать стоит с того, что «белых» как единой силы никогда не существовало. Это были группы и движения с различными политическими, национальными и экономическими взглядами. «Белое» движение за Уралом сначала возглавили меньшевики и кадеты из разогнанного Учредительного собрания. К «белым» примыкали и националисты, и анархисты, и эсеры, и монархисты. Если Колчак заявлял, что «не торгует русской землёй», то Юденич считал отделение Финляндии свершившимся фактом, а Врангель официально признал независимость «Горской Федерации».

Колчак выступал как защитник интересов крупной буржуазии, а Врангель – как сторонник социальных преобразований и передачи земли крестьянам. Миллер был монархистом, но возглавлял силы «белых» меньшевиков и эсеров. Республиканец Деникин, напротив, возглавлял монархически настроенных казаков и добровольцев с юга России.

Разобраться, за что борются «белые», не могли не только обычные граждане, но и опытные политики. Это как митинг на Сахарова – понятно, против чего, но хоть убей, не понять – за что? «Белые» собирались сбросить большевиков, но решение, что делать дальше, откладывали на потом. По сути, драка между «белыми» после победы над «красными» была неизбежна. Если, конечно, «белым» повезло бы победить.

Люди видели противоречия между «белыми», видели отсутствие целей, отсутствие видения будущего страны. Но, кроме этого, они видели и то, что объединяло всех «белых» — иностранную помощь. Колчака поддерживали американцы и японцы, белочехов под его началом снабжали французы и англичане. Миллера поддерживали англичане, Краснова – немцы, Деникина – англичане и французы, Семёнова – японцы. Иностранные державы поддерживали всех противников большевиков. Миллеру на севере страны англичане даже первый в России концлагерь создали – опытом делились.

Отсутствие целей, внутренние противоречия, зависимость от иностранцев – всё это отвращало от «белых» даже те слои населения, что первоначально их полностью поддержали в борьбе с большевиками. И это постепенное снижение поддержки «белых» и рост поддержки «красных» неизбежно сказывалось на ходе борьбы.

Если в 1918, в начале Гражданской, против 450 тысяч красноармейцев и продотрядовцев на всех направлениях было 700 тысяч различных «белых», то в 1919 году соотношение сил на фронтах стало меняться в пользу «красных», которые весной имели 1,5 млн., к концу уже 3,5 млн, а к осени 1920 года – уже 5,5 млн.. А «белым» так и не удалось перевалить за 1 млн.. Правда, в России находились значительные силы интервентов. Только на Юге в феврале 1919 года было 130 тыс. иностранных солдат. Но воевать своими руками против большевиков интервенты не спешили. А когда «красные» стали побеждать, все интервенты, кроме японцев, срочно вывели свои войска. Так «белые», «замаравшись» иностранной помощью, в конце Гражданской ещё её и лишились. Прагматичные французы, американцы, англичане не видели пользы в поддержке проигравшей стороны. И не только вывели войска, но и прекратили снабжать «белых».

…«Белое движение» было полностью обречено. Последние бои в Крыму и на Дальнем Востоке были уже откровенной агонией. Гражданская война заканчивалась безусловной победой большевиков.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


Яндекс.Метрика
Суть времени

Татарстан