Интервью Сергея Кургиняна для «Комсомольской Правды»:

— Сергей Ервандович, в последнее время много говорят об опасности «оранжевой революции» в России. Как вы оцениваете вероятность возникновения «революционной ситуации» такого рода?

— Революции делятся на обычные и «оранжевые». Кто-то считает, что лимит на революции в России исчерпан. Но я уверен, что крот истории роет и от революций никто не застрахован. Словосочетание «оранжевая революция» пущено в обиход после украинских событий. Кстати сказать, оранжевый цвет после всего случившегося — самый ненавистный на Украине. А само определение «оранжевая революция» берет начало от словосочетания «банановая революция». В Латинской Америке так назывались постановочные государственные перевороты, посредством которых крупнейшие американские компании и американское правительство убирали неугодных политиков и ставили новых. Я вижу в происходящем сейчас у нас черты именно такой «оранжевой», «банановой», а не обычной революции, которая борется за права народа.
Необходимо противостоять разрушительному, неуправляемому движению, которое может вылиться на улицы

— Какие признаки, на ваш взгляд, указывают на то, что внесистемная оппозиция намерена реализовать «банановый», как вы говорите, сценарий?

— Митинговая активность оппозиции началась с требования честных выборов. Сами судите, какой порядочный человек может не поддержать этот лозунг? На самом же деле есть довольно простой способ проверить объем фальсификаций и где они были совершены. У оппозиции на руках есть протоколы участковых избирательных комиссий, их 95 тысяч. Достаточно взять эти оппозиционные протоколы и пересчитать их. И станет ясно, в какой территориальной избирательной комиссии подменили результаты участковых, в каком субъекте Федерации переписали результаты территориальных комиссий и, в конце концов, корректировал ли Чуров цифры в сводном протоколе. Я предлагал Владимиру Рыжкову сделать это. Однако «оранжевым» это неинтересно. Они снова и снова кричат об ужасных «фальсификациях», но никто не хочет оценить их объем. И мне тогда стало казаться, что эти люди ратуют не за честные выборы, им просто нужен повод, чтобы перейти к чему-то другому. Они вдруг начали говорить о том, что надо реформировать Конституцию России, президентскую республику менять на парламентскую. И вообще ввести учредительное собрание. Иначе говоря, началась такая оргия беззакония. Дальше перешли от лозунга «За честные выборы» к лозунгу «Долой самодержавие». Было также заявлено, что, даже если президентские выборы будут прозрачными, это все равно нелегитимно. И все это происходит в условиях вопиющего социального высокомерия. Чего только стоят эти фразы Ксении Собчак о нашей «норковой революции». О Божене Рынска даже и говорить не буду — оппозиционный олигархоз. Ко всему прочему лидеры «оранжевых» не стесняются афишировать свои связи с американским посольством. Не успел приехать в Россию новый посол Майкл Макфол, как тут же «организованной толпой коровы шли на водопой». Им должно быть стыдно. В революционных ситуациях лидеры боятся ходить в посольства, потому что не хотят компрометировать себя перед народом. Почему наши либералы говорят, что лучше брать деньги у ЦРУ, чем у КПСС? Почему они считают это возможным?

— То есть вы считаете, что многотысячные митинги на Болотной, проспекте Сахарова не отражают чаяний большинства россиян?

— Поймите, на московские улицы вышло меньше людей, чем собираются на футбольном матче или рок-концерте. И эти люди хотят диктовать свою волю ста миллионам российских избирателей? У нас есть равенство между женщиной лет 50, живущей в костромской деревне с тромбофлебитом и натруженными руками, и вот этой самой, наряженной в норку столичной штучкой? Если такого равенства нет, то это антидемократично. Все строится на этом равенстве. Женщина из Костромы не доковыляет до столичных улиц, чтобы выразить свою волю. Москва — богатый город, и в ней достаточно преуспевающих людей. Допустим, они могут вывести на улицы какое-то число людей. Но на улицы могут выйти и контр-силы. И тогда это уже будет демократия полевых командиров, кто лучше стреляет, тот и главный демократ. Когда эти полевые командиры утвердятся, думаете, они будут проводить честные выборы? Навальный проведет честные выборы? Всех, кто не согласится, он просто поставит к стенке. Когда люди вышли на Болотную в первый раз — это было проявление благородной волны по ясному поводу. Однако она начала мутнеть, набухать чем-то нехорошим, социальным высокомерием, антигосударственной силой. Когда «оранжевые» показали свое истинное лицо, начались новые антиоранжевые тенденции.

— И как далеко, по-вашему, могут зайти лидеры «оранжевых»?

— Есть мнение, что угроза будет нарастать — вплоть до того, что лидеры оппозиции могут призвать американцев взять под контроль наше ядерное оружие. Подобные опасения разделяют достаточно большое число людей в России. Это, собственно, и побудило нас создать антиоранжевый комитет. Его члены говорят, что они, как граждане России, готовы вести борьбу с «оранжевыми». Антиоранжевый комитет являет собой широкий фронт, куда вошли люди самых разных взглядов, все они собираются выйти на контрмитинг «Нам есть что терять» 4 февраля на Поклонной горе.

— А кто выступит организатором этого митинга?

— Организатором выступают, кроме возглавляемого мною движения «Суть времени», Конгресс русских общин, Региональный общественный фонд поддержки Героев Советского Союза и Героев Российской Федерации имени генерала Е. Н. Кочешкова. К ним присоединились «Профсоюз граждан России», Союз пенсионеров России, Российский союз ветеранов Афганистана, общественная организация «Содействие реализации конституционных прав граждан «Права человека», Международное движение «Интернациональная Россия» и другие некоммерческие организации. Главным лозунгом этого митинга на Поклонной горе станет «Не дадим развалить страну!». На сайте акции anti-orange.ru и в социальных сетях проходит голосование — потенциальные участники акции выбирают тех, чьи выступления они хотели бы услышать на Поклонной. В списке — общественные деятели, люди культуры. В частности, среди них Александр Проханов, Анатолий Вассерман, Михаил Леонтьев, Николай Стариков.

— Возможны ли провокации на митинге «оранжевых» 4 февраля?

— Ничего нельзя исключать. Я внимательно слежу за работами Джина Шарпа, учеником которого называет себя Навальный. Это американец с очень жестоким лицом. Он говорит, что любит Ганди. Но если посмотреть на его лицо и на лицо Ганди — это антиподы. Шарп отстаивает идеи проведения ненасильственных революций. Я знаком с его деятельностью по Вильнюсу 91-го года. А теперь представьте, выходят митинги и стоят друг напротив друга, войска, толпа, и с каких-то крыш кто-то что-то начнет делать — вот вам и смута. И это уже было. Так было во многих уголках мира.

— Вы уже дважды упомянули Алексея Навального. Вы считаете, что его можно считать полноценным лидером оппозиции?

— Навальный слаб. И вообще крупного лидера у оппозиции пока нет, поскольку они даже не понимают, чего хотят. Им просто нужен развал страны — народа, его интересов в их схемах нет. Им нужна сначала диктатура, промывание мозгов, а после этого выборы в режиме их железного кулака. Даже если на митинг «оранжевых» 4 февраля соберутся 50 тысяч поклонников Ксении Собчак или даже сто, эти люди все равно не имеют права диктовать свою волю многомиллионному народу России и называть это демократией. Отдавать страну авантюристам нельзя.

КСТАТИ

Митинг «Нам есть что терять» состоится 4 февраля на Поклонной горе в 13.00. Сайт — www.anti-orange.ru

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


Яндекс.Метрика
Суть времени

Татарстан