У С.Г.Кара-Мурзы есть замечательная книга «Идеология и мать её наука». В книге показан генезис понятия идеологии, значение идеологии в истории капитализма и нашей истории перестройки и реформ. Передачи «Суть времени» и многие другие тексты и выступления представили, говоря словами С.Г. Кара-Мурзы, «то, что мы называем идеологией – комплекс идей и концепций, с помощью которого человек понимает общество, социальный порядок и самого себя в этом обществе и мире». Представляю краткое изложение своего понимания этого вопроса.

Первыми идеологами, опирающимися на рациональное научное мышление, были, пожалуй, французские энциклопедисты, подготовившие или создавшие идеологию Великой революции. Буржуазная идеология индивидуализма и социального дарвинизма закладывалась в эпоху широкой работорговли и развёртывания колониального грабежа в XVI-XVII веках. Многие отцы основатели участвовали в этих солидных делах своими капиталами. Обоснованием этого поистине всенародного дела служила уверенность в фундаментальном неравенстве между цивилизованными колонистами и аборигенами. Колонисты считали себя достойными христианами, а аборигенов похожими на людей дикарями. Позже это деление на расы людей и нелюдей было перенесено в метрополии, на социальное деление, на расы богатых и бедных, которые также в силу своей бедности не могли считаться вполне людьми.

Одновременно с идеологией абсолютного неравенства всегда существовала и идеология равенства всех людей, как детей Божьих. Общинное хозяйство в зонах рискованного земледелия, например, в России, или в засушливых местах, где требовались большие ирригационные системы, возникающие как способ приспособиться к трудным условиям, требовали коллективизма и взаимопомощи. Идеология равенства необходимо следовала из образа жизни и помогала сохранять жизнь в трудных условиях.

Гностицизм и хилиазм не только противостояли друг другу идеологически всю известную историю, но и переплетались и сталкивались в реальном поведении людей. Если бы гуманистический потенциал хилиазма не заключался в руководстве к практической деятельности, а был просто сектантской мечтой о царстве справедливости, мы бы не могли сейчас рассуждать об идеологии движения «Суть времени», а рассуждали бы о верности фюреру и истинным людям, и о праве почти людей, или нелюдей, т.е. быдла, честно служить людям и фюреру.

Капитализм в своём развитии через работорговлю и грабёж колоний практически реализовал идею фундаментального неравенства людей. Это было не просто идеологией, а руководством к практической деятельности, моральным и религиозным оправданием насилия, геноцида и грабежа. В целях придания респектабельности жажде наживы и нещадной эксплуатации своих соплеменников, был придуман миф о богоизбранности богатых и отверженности бедных. Также сформировалась вся буржуазная идеология о прогрессе благодаря неограниченной корысти и эгоизму. Миф об индивиде и обществе борьбы всех против всех, ограниченных в своём стяжательстве не моралью и нравственностью, а только законом и государством стал реально формировать людей, внутренне не ограниченных заботой о ближнем. Отцы буржуазной политэкономии считали зарплату регулятором численности расы рабочих.

Буржуазная идеология не была никогда господствующей поголовно в душах людей. Всегда были люди, чьё поведение было противоположно буржуазной морали. Идеология социальной справедливости и равенства сглаживала брутальность рыцарей наживы и вводила какие-то рамки для сдерживания людоедства. В Англии, по словам Энгельса, самой буржуазной нации, появился и буржуазный пролетариат, который не нуждается в революции, благодаря английским колониям. Пусть и за чужой счёт, но иногда и в буржуазное сердце стучится милосердие.

Марксизм, как идеология борьбы классов и социальной революции оказал сильное гуманизирующее влияние на буржуазные практики. Главным же явилось осуществление древней мечты о царстве справедливости в России. Реализация на практике социалистической революции, предсказанной марксизмом, и построение общества без буржуазной эксплуатации, заставили одеть на мурло капитализма маску социальной справедливости и «прав человека», а также прикрыть его идеалами свободы и демократии.

Получилась интересная ситуация, откровенная буржуйская идеология как бы ушла в подполье, заменив проповедь социального расизма проповедью равных возможностей. Отступив в риторике, на практике действия стали жёстче. Под словоблудие о межклассовом мире, появились фашистские практики национального объединения индивидов, исключающие классовую борьбу и, следовательно, охраняющие капитал от всяческих социальных реквизиций. Максимальное развитие эта ветвь буржуазной идеологии получила в Третьем Рейхе. В военной и политической практике фашистов не было новаций, не опробованных ранее на сопредельных территориях и заморских колониях развитыми странами. Эксцессом казалось, что эти практики осуществляются не где-нибудь за морем над дикарями-аборигенами, а в центре культурной Европы, представителями культурной европейской нации. Очевидно, что это был ответ Запада на угрозу своей гегемонии от идей социальной справедливости и реального равенства.

Авангард Запада под красными стягами с чёрной свастикой в белом круге был разбит силами русской, советской цивилизации. В результате идеологическое противостояние только усилилось. Неудавшаяся операция «Немыслимое», фултоновская речь, ядерные удары по Японии для вразумления России и объявление Западом «холодной войны» сопровождались развитием и совершенствованием буржуазной идеологии, превращённой в информационное оружие, которое и стало главным фактором войны и политики. Идеологическое оружие холодной войны или информационной войны, как и всякое оружие, применяется с целью уничтожения и подчинения противника. Мы проиграли именно эту войну, войну идеологий.

Поскольку наш разгром не окончателен и у нас, возможно, есть время для реванша, мы считаем, что идеология является нашим главным оружием. Победить можно, освоив информационное оружие и применяя его лучше врагов. Надо устранять разруху в головах наших граждан, устроенную перестройщиками и реформаторами, подготовленную всеми недостатками советской идеологии.

Наша идеология исходит из фундаментального равенства всех людей и, следовательно, необходимости социальной справедливости.

Но главное, как говорил Д.И. Менделеев, «уцелеть и продолжить свой независимый рост». Выполнимо ли это условие в том состоянии, в котором находится Россия? Мы считаем, что нет. По многим причинам. В силу несовместимости развития России с капитализмом, в силу того качества капитализма, который сложился у нас за 20 лет, в силу исчерпания капитализма в мире. Важным, если не определяющим фактором является ситуация в мире. Складываются центры сил, в которых России места нет. Если Россия не создаст свой центр силы, она будет разорвана между этими центрами и прекратит своё государственное существование. На этом окончится история русского народа. Мы считаем это смертельной угрозой не только для нас, но и всего мира.

Исчерпание капитализма вовсе не означает чаемый марксистами переход из царства необходимости в царство свободы. Отнюдь, буржуи не согласны терять привилегии, наоборот они готовы их сохранить за счёт всего. Никаких объективных законов социального прогресса независимых от сознательного поведения не существует. Буржуазная идеология сознательно и открыто переходит на гностическую позицию абсолютного неравенства между людьми. Неоконсерватизм, как гламурное выражение нового фашизма, подготовил почву и уже осуществляет политику гитлеризма в мировом масштабе.

Первый натиск гностической практики фашизма был остановлен советским народом, благодаря силе русского коммунизма, или хилиазма воплощенного в советском государстве. Мы считаем, что нынешний натиск гностического фашизма может остановить новая версия русского хилиазма, воплощенная в новом проекте СССР-2.0, суть которого составляет советский опыт, исправленный и дополненный.

Мы находимся в русле традиции хилиазма, русского общинного коммунизма, советского опыта, советской идеологии. Наша идеология носит светский характер, но мы считаем ошибкой научный атеизм. Мы считаем своим достоянием русскую и советскую культуру, считаем необходимым развитие нашей национальной культуры. Мы считаем необходимым, чтобы высшие образцы русской и советской культуры были общедоступными на основе академического характера всеобщего образования, как это было в СССР. Высшие вершины мировой культуры можно увидеть, только поднявшись на вершины своей национальной культуры.

Оригинал здесь.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


Яндекс.Метрика
Суть времени

Татарстан