Журнал «Эксперт» публикует отличную статью на тему перспективы архаизации российской внутренней политики:

Либералов страшно раздражило, что на первом предвыборном митинге Путин апеллировал к народу, подчеркнув, что именно эти люди труда и есть опора страны, при этом никак не упомянув «рассерженных горожан». Раздражение очевидно неуместное. Любая власть легитимна, пока у нее есть духовная связь с народом, а не с несколькими выборочными группами. Поэтому вопрос позитивного сценария для России — это вопрос о том, насколько актуальная политика будет адекватна долгосрочным, смутным, неструктурированным идеям и чаяниям народа. Эта важнейшая задача ближайших месяцев (не лет) для всех, кто в России способен думать.

До сих пор принято считать, что народ России склонен к защите и патернализму со стороны государства, а также жаждет стабильности. Это было самым расхожим описанием путинского большинства в первую поствыборную неделю. Вообще говоря, почему народ, завоевавший огромные территории, а потом вместо того, чтобы спокойно их обживать, бросившийся в революцию, считается народом, склонным к стабильности, — большая загадка. Мне кажется, мысль о патернализме и стабильности есть следствие того, что никто не принимает во внимание: со времени распада СССР прошло уже двадцать лет. Возможно, поколение советских людей действительно трудно приспосабливалось к новым условиям. Но уже сменилось поколение. Все социально активные группы сегодня — это люди, справившиеся с развалом 1990-х, привыкшие к самостоятельности. Все, а не только «люди XXI века».

Скорее всего, сегодня, спустя двадцать лет, доминирующим является не вопрос о выживании и достижении личного благополучия, а вопрос о целях развития страны. В 1990-х Россия потеряла и пока не обрела свою историческую функцию, и это все ощущают. Люди хотят чего-то вроде реванша, возвращения в историю.

Поиск ведется. Но если во внешней политике он ведется активно и дает идеологические результаты — мы выступаем за равновесие сил в мире; за суверенитет как высшую ценность в противовес ценности демократии; за мирное вовлечение в свою орбиту слабых стран и народов и заботу о них, — то во внутренней политике такого продвижения нет. Для нее характерен узкий технический прагматизм, который до сих пор казался полезным элементом европейской цивилизации. Но не хватает идеологии, общей исторической рамки. Образование, медицина, модернизация, инновации, предпринимательство — весь этот набор, обсуждаемый технично и по отдельности, рождает ощущение политического застоя.

Одна из идей, которая сегодня звучит все сильнее, — это обновление советского проекта, о чем, в частности, говорит Сергей Кургинян. Десять и даже пять лет назад это казалось безумием. Сегодня это безумием не кажется. Советский проект имел массу черт, предопределенных самим историческим стержнем русской цивилизации. Он характеризовался способностью реализации мегапроектов в индустриальной сфере, причем с опорой на собственные силы (в противовес текущей доминанте ставки на иностранный капитал); высочайшим уровнем технических достижений; в нем была идея дать каждому возможность максимально развить и использовать заложенные природой творческие способности. Не этого ли прекрасного чувства полета мы хотим?

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


Яндекс.Метрика
Суть времени

Татарстан