Оригинал записи выложен здесь.

«…Но о том, что есть выход, вам я уже говорил. Психологически положение страшное, поэтому будем сражаться до конца. Как сражаться, я вам в одном из ответов сказал. Немедленное введение чрезвычайного положения, немедленная национализация всей промышленности, ресурсов и т.д., немедленная ликвидация всех результатов приватизации, судить предателей и Горбачева, и Ельцина, и Шеварднадзе и т.д. Это предатели — судить их по законам военного времени. Мобилизовать все ресурсы: экономические, природные и т.д. И проводить настойчивую внешнеполитическую стратегию. Стратегию пусть связанную с риском, но, по крайней мере, мужественную, не унижающую человеческое достоинство. Я наблюдаю за поведением наших правителей и чувствую себя оскорбленным как солдат и офицер той войны, выполнивший свой долг перед свой Родиной. Я чувствую себя оскорбленным. В России есть большое число людей, способных пойти на риск, сражаться, жертвовать чем-то — все эти ресурсы остаются неиспользованными.»

Александр Александрович Зиновьев — «Россия отброшена на 100 лет назад», 2002. год.

Сложно полностью оценить то, какую роль сыграло в судьбе нашего народа уничтожение Советского Союза. Сегодня уже очевидно, что это был не распад, а хорошо спланированное и вытянутое во времени уничтожение. На эту тему написано немало литературы, нет нужды вдаваться здесь в детали. Если вкратце – влиятельные силы в СССР ещё задолго до Горбачёва планировали создание «Европы от Атлантики до Тихого океана». И в качестве взноса за членство руководители СССР расплатились территориями России и её союзников (СЭВ), а также полным удалением СССР из истории. Как мы сегодня видим, всё это претворилось в жизнь.

Вина людей, которые не то что осуществляли это, а хотя бы просто стояли рядом – неоспорима и невообразима. Они сами признаются в совершённом преступлении – от Александра Яковлева, которому принадлежит фраза «мы сломали им хребет», до Сергея Степашина, который недавно заявил, что промышленность надо было уничтожить, чтобы ликвидировать возможность коммунистического реванша. Они сами говорят о своей вине, даже не надо искать доказательства.

Вдумайтесь: ради построения СССР и победы в Великой Отечественной войне десятки миллионов людей отдали свои жизни. Уничтожение СССР стоило сотен тысяч жизней, и сломало жизни сотням миллионов людей, превратило единую страну в незаживающую язву. И с точки зрения элиты РФ…это хорошо. Вдумайтесь.

Но нельзя сводить всё к каким-то переродившимся представителям элиты, которые сознательно шли на уничтожение страны. Нас, жителей исторической России – сотни миллионов. Всё это произошло с нашего молчаливого одобрения. И не надо лгать себе, что это не так. Это так.

Мы — коллективный мега-предатель, осознаём мы это или нет. То, что случилось 20 лет назад — это преступление, которому трудно подобрать аналог в мировой истории. Я не уверен, что он найдётся вообще.

Наши родители были сбиты с толку Перестройкой-1, и они поддержали уничтожение СССР, разделение на республики. Тогда казалось невероятным, до какого предела нас может предать собственная элита. Но сегодня-то всё ясно. Тем не менее, мы сознательно обманываем себя, и спокойно смотрим на развёртывание Перестройки-2. Нам снова наплевать, мы снова трусливо молчим. Значит, произошедшее 20 лет назад, и происходящее сегодня – закономерно и заслуженно. Заслуженной будет и расплата.

Метафизика предательства

Предательство – одно из тяжелейших преступлений. Предатель, как и убийца, нигде не может найти ни покоя, ни пристанища. Среди нормальных, честных людей ему нет места. Но если убийцу люди со временем могут простить, то доверие к предателю невосстановимо.

Кто же наказывает предателя, кто отделяет его от других людей? Он сам назначает наказание, и сам приводит приговор в исполнение. Так устроена человеческая психика — в ней заложена система выбраковки своего носителя. Это в нас от природы. Когда же преступник желает отвлечься и облегчить муки от грызущей его совести, он пытается представить, как будто все такие. Пытается вовлечь невинных людей в своё преступление. Но всё это приносит только временное облегчение, после которого становится ещё хуже.

Сергей Кургинян в своих лекциях «Суть времени» сравнил поддержку уничтожения СССР с продажей первородства за чечевичную похлёбку. Он назвал это метафизическим падением. Тут действительно действуют какие-то нематериальные законы. Падший человек не может созидать, не может творить добро. Кажется, что это просто, достаточно лишь напрячь волю – но что-то невидимое заставляет опускать руки. Цель буквально в шаге – но нет сил этот шаг сделать.

Падший отравляет воздух своим преступлением. Он не может дышать сам, и не даёт дышать другим. Так продолжается до тех пор, пока он не уничтожит себя до конца.

Посмотрите на наше искусство, на наше телевидение. Трудно не заметить, насколько примитивны обсуждаемые темы, насколько убоги новые кумиры. И с каждым годом ситуация будет становиться лишь хуже и хуже.

Обратите внимание на нашу речь: мы уже перестали замечать, что она переполнена криминальным жаргоном. У нас криминализованное мышление и криминализованный язык. Мы считали, что кошмар 90-х пройдёт сам собой, всё как-то просто устаканится. Но этого не произошло, и не произойдёт. Кошмар просто разъел наше общество, язык и символы, и со временем поменял форму. Но он никуда не исчез. Да и с чего бы?

На повестку дня постоянно ставятся злободневные вопросы: борьба с наркоманией, алкоголизмом и другими пороками, добивающими наше общество; борьба с безработицей и преступностью. Мы даже уже не в силах понять, что это — бессмысленная борьба с последствиями. Вот насколько мы отупели. В стране, где демонстративно уничтожено прекрасное, идеальное, где воздух отравлен чудовищным грехом предательства, нельзя излечить ни одну общественную язву. Сколько ни лечи, их станет только больше.

Есть мнение, что бездуховностью надо бороться, снимая поучительные фильмы. Это бессмысленно. Такие картины будут разительно отличаться от действительности, и в них не будет верить никто – начиная с актёров, и заканчивая зрителями. Кроме того, для таких картин нужны актёры и режиссёры, которые были бы продуктами здорового общества. Та творческая элита, которая имеет сегодня доступ к телеэкрану, к политикам, к бюджетам – это те, кто присягнул Величайшему Предательству. И их преображение, стремительная деградация и расчеловечивание, которые мы наблюдаем – лучшее подтверждение наличия тайных карательных механизмов. Предатели не смогут снять хорошие фильмы, даже если очень сильно захотят – им не позволит этого совесть. Посмотрите на фильмы, которые сегодня снимают в РФ о Великой Отечественной Войне – и убедитесь сами. Сравните фильмы Михалкова «Свой среди чужих, чужой среди своих» с его сегодняшней антисоветской эпопеей «Утомлённые солнцем». Сравните самого Михалкова советского периода с ним же сегодняшним. Слова излишни.

Эти штрихи лишний раз доказывают, что мы – коллективный преступник. Мы падаем и падаем вниз, но не находим в себе смелости признать метафизическую причину этого падения. Завтра оно станет ещё ужаснее.

Последствие – полная утрата территориальной целостности

Кроме описанной выше метафизики влияние Величайшего Предательства проявляется и во вполне осязаемых вещах. Одна из них – это утрата обоснования территориальной целостности РФ.

Сегодня имеется явная тенденция распада РФ на более мелкие части – как это произошло ранее с Россией (СССР). И как тогда сами граждане России требовали избавиться от «нахлебников», так сегодня граждане РФ носятся с лозунгами «хватит кормить Кавказ». Главная проблема вот в чём: после легитимации Величайшего Предательства нет концептуальной причины, по которой можно отказаться дать де-юре независимость республикам Северного Кавказа, Сибири, Дальнему Востоку и другим регионам (де-факто она уже и так есть – проанализируйте, к примеру, официальную риторику в отношении Татарстана и Чечни). У потенциальных лидеров новых democracies возникнет справедливый вопрос: почему вчера, когда РСФСР (РФ) грубо нарушила волю народов России и уничтожила СССР, было можно – а сегодня нельзя? Ведь общеизвестно, что Госдума РФ вынесла решение о том, что упразднение СССР было сделано вопреки воле народов Союза. Сей неприятный факт был мало кому интересен все 20 лет, но теперь его можно будет использовать по полной. Чем Татарстан и Дагестан отличаются от Казахстана? Тува от Латвии? В чём эта принципиальная разница? После легитимации антисоветского переворота на эти вопросы ответить нельзя при всём желании. Может, выйти из состава РФ нельзя из-за законов? Ну вот вам вчерашний пример, когда на закон спокойно наплевали. Почему нельзя сделать это снова?

Возможен и другой вопрос: а кто вы такие, чтобы говорить нам, что можно, а что — нет? Повод для этого недавно дал Дмитрий Медведев, который заявил, что выборы 1996-о года были сфальсифицированы, и на них победил не Ельцин. Таким образом, правление Ельцина и его преемников незаконно, а принятые в этот период решения и заключённые договора не имеют юридической силы. Понятное дело, что такой силы не будет иметь и решение не давать суверенитет гипотетической Донской или Сибирской Республике – поскольку оно принято незаконной властью. Которая сама же в своей незаконности и призналась. Интересно, понял ли сам Дмитрий Анатольевич, что он сказал?

Таких брешей в легитимности РФ существует немало. Стоит только появиться сепаратистам, которые будут бить по этим уязвимостям – и им нечего будет возразить.

«Надо делать хоть что-то!»

— Может быть, для того, чтобы политика России изменилась в лучшую сторону, Вам нужно поговорить с Путиным? Не приглашали ли Вас в Кремль и хотели ли бы Вы сами встретиться с президентом?
— Меня в Кремль не приглашали. Беседовать со мной никто желания не изъявлял. Раньше я мог бы встретится с президентом и изложить те возможности радикальных перемен, которые я видел. Сейчас у меня нет никакого желания встречаться с Путиным. Я вижу, что функция президента — это легитимация и укрепление результатов антикоммунистического переворота и интеграция в западнистское общество.
Александр Александрович Зиновьев — «Россия отброшена на 100 лет назад», 2002. год.

Сегодня популярно ошибочное мнение: «СССР не вернуть, поэтому надо голосовать за N, он хоть что-то делает!». Для того чтобы пояснить, насколько губительно это мнение, я проведу аналогию.

Маленький мальчик приезжает от бабушки домой, и видит, что в доме какие-то незнакомые люди с синими наколками на руках. Ему говорят: «Ну чо, малой, теперь на твоей хате налажен Демократический Ход!». Затем он видит, что родной отец лежит в углу с отвёрткой в боку. На вопрос, что случилось с папой, ему отвечают, что «так сложилось», папа сам упал на отвертку. Несколько раз подряд.

Надо ли что-то требовать от этих людей? А зачем это надо? Всё, уже проехали, папу не вернёшь! Может, он и не сам умер, а его кто-то убил — но какая теперь-то разница? Это что, воскресит папу? Конечно, нет! Надо просто продолжать жить, «не расстраиваться, а пристраиваться». Видеть во всём «позитив». Тем более, что мама очень рада своим новым друзьям.

У мальчика началась новая жизнь: из дома отца-тирана добрые люди (как они себя сами называют – «пацаны») перевели его жить в сарай. Да, теперь он живёт не в доме, и ест вместе со скотиной. Но ведь в других Демократических Домах тоже начинали с малого! Кому сейчас легко? Главное, что теперь у него есть шанс стать Свободным Человеком. Надо просто бороться за свои права — за то, чтобы питаться не травой, а брюквой, спать не на земле, а на сене. Всё зависит от человека, каждый сам кузнец своего счастья. Папу не воскресишь, маме нельзя запретить гулять с уголовниками (ведь она — Личность), но зато можно Бороться За Права. Это сегодня важнее причины. Надо же делать хоть что-то! И кто знает – может, лет через пять ему позволят есть не из миски, а за общим столом!

Мальчик обратился к старшим братьям, и сказал, что надо немедленно позвать на помощь односельчан, и восстановить справедливость. Но братья, отводя глаза и шурша какими-то зелёными бумажками, сказали, что сейчас тоже можно жить, а кроме того, «пацаны» наладили свой «ход» во всей деревне, даже староста по-ихнему заговорил. «Демократия», «права пацанов», ещё что-то там. «Да и зачем против них идти – никто не поддержит, только зря погибнешь… Так что надо по одёжке протягивать ножки, братан. А кроме того, папа как-то нас отлупил ремнём за то, что мы варенье съели – это же геноцид и великоотцовский шовинизм, такое нельзя простить! Надо решительно осудить культ папы».

Скорее всего, открытая борьба в такой ситуации закончится плачевно. Но если принять в душу навязанную новую жизнь, прогнуться, то человек смиряется с тем, что отца убили, а сам он стал рабом. Такое внутреннее согласие, смирение ведёт к глубинным изменениям в психике, которые выражаются также и в «синдроме заложника» (поддерживание «хороших» уголовников и неподдерживание «плохих»). Но это не конечная остановка. Дальше будет всё хуже и хуже – ведь с прогнувшимся под такое можно делать всё, что угодно. Вообще всё. Что мы и наблюдаем на примере нашего общества и бывшей страны.

Можно спорить и рассказывать, сколько в стране построено мостов, дорог, заводов. Давать ссылки на sdelanounas.ru. Всё это не может обмануть нос, который ясно чувствует невыносимый запах распада, гниения. Запах, который только усиливается, несмотря на «вставание с колен». И ноющее ощущение гибели, бездны под ногами – в нём стыдно признаться, но загляните себе в душу: оно есть. И оно будет только усиливаться, несмотря на полуправду в СМИ и кривляние стремительно деградирующих celebrities по ТВ.

Потому что масштаб Величайшего Предательства несовместим с жизнью народа. Вдумайся в это, читатель. Доказательства повсюду – стоит только открыть глаза.

И эту несовместимость не исправить даже миллионом новых заводов и тысячекратным ростом ВВП, не говоря уже о тех крохах, которые сегодня делает правительство. Потому что сосредоточение на экономике одновременно означает и отношение «ай да ладно, чего там» по отношению к тому чудовищному преступлению, что свершилось. И тогда падение становится ещё быстрей, а наказание – ещё ужасней.

Покаяние и искупление

В РФ строят и строят новые церкви, восстанавливают старые. Очевидно, религия призвана обеспечить небывалую степень духовности. Но нет такой молитвы, что отмыла бы наш несмываемый позор. И нет такого священника, который смог бы отпустить наш грех. Особенно если речь идёт о церкви, которая сама вовлечена в этот грех, и превращена ныне в инструмент для уничтожения русско-советской идентичности. Если речь идёт о церкви, отцы которой купаются в роскоши и ездят на шикарнейших иномарках. Если это инстанция, представитель которой утверждает, что «Вечный Огонь — бесовский символ».

Но, тем не менее, с православной церковью связано таинство, с которого начинается путь наверх. Это таинство покаяния. Только полностью раскаявшись в своём преступлении, можно начать его искупление. С каждым днём бездействия наш долг становится всё больше, и о процентах страшно даже задумываться – не говоря уже об основной сумме. Но мы должны попытаться – или мы будем прокляты навеки.

Мы должны раскаяться в том, что 20 долгих лет закрывали глаза на преступление, которое уже буквально душит нас сегодня. Виноваты не только те, кто участвовал в этом – этим людям прощения нет, и быть не может. Виноваты и те, кто явно или неявно поддерживал. И мы, простые жители – те, кто смотрел, но ничего не делал – тоже виноваты.

Мы должны остановиться и задуматься о последствиях этой трагедии. Как живут русские, оставшиеся за пределами РФ после уничтожения СССР – в Приднестровье, Прибалтике, Грузии, Средней Азии? Как вообще там живут люди, которые против своей воли, насильственно были лишены своего мира? Как живут беженцы из бывших союзных республик? Есть ли в РФ хоть одна траурная дата, посвящённая памяти тех, кто погиб или пропал без вести? Адекватно ли наказаны виновники уничтожения СССР? Наказаны ли они вообще?

В вывернутом наизнанку мире бессмысленно говорить о справедливости, чести и совести. Выправить его можно только исправив первопричину, устранив первичную несправедливость. В течение всех последних 20 лет предпринимались лишь попытки исправлять частности, «делать хоть что-то» — вместо попыток честно разобраться в том, кто убийца, и понёс ли он соразмерное наказание. Всегда есть соблазн искать лёгкое решение, но здесь оно означает лишь потерю времени и трату сил, которые и так слабеют с каждым днём. Исправление частностей здесь не только не имеет смысла, оно является трусостью и подлостью, сродни гримированию убитого отца с целью самовнушения: он жив, просто спит. Разумеется, метафизическое падение из-за этой трусости шло лишь быстрее – и сегодня результаты налицо.

Мы должны покаяться в своём действии или бездействии, приведшим к таким плачевным итогам. Только так мы откроем себе путь к искуплению своего позора. Только тогда восстановится понятие идеального, и появятся моральные ориентиры. Только тогда придёт время действий.

Что делать?

Действовать – не значит выходить на улицу, устраивать беспорядки, или каким-то иным образом нарушать закон. Сегодня действовать — значит устранять разруху в головах сограждан. Люди равнодушны или подавлены не потому, что им всё равно – они просто не понимают до конца сути произошедших событий. А в данном случае понимать в общих чертах, и понимать детально – «две большие разницы».

Если граждане в массе своей не видят, что Россия развалилась на части, и эти части (включая РФ) превращены в ряд западных колоний — это проблема. Если они не видят, что РФ давно стала страной концессий и поставщика ресурсов — это проблема. Если они не видят, что выборы в принципе ничего не могут изменить, и партии различаются лишь вывесками не только в РФ, а вообще в принципе — это тоже проблема. Ни к каким осмысленным действиям такие граждане не способны. Верх их гражданской активности — это раз в 4 года бросать бумажку в урну, легитимируя существующий порядок вещей. В худшем случае эта активность выражается в участии в погромах и иной противозаконной деятельности.

Надо находить слова и стараться объяснять это всё своему ближнему. Понять самому намного проще, чем объяснить другому. Но нужно учиться этому, пытаться снова и снова.

Во-вторых, нужно принуждать власть к ответам на вопросы. 20 лет подряд на вопрос «почему?» мы слышим ответы из серии «она утонула». Таковы комментарии власти к самой чудовищной трагедии в истории русского народа. Но сегодняшняя ситуация такова, что увиливание от ответов на вопросы означает политическую смерть. Приходит время решительных людей. Надо это использовать в своих интересах.

Владимир Путин сказал, что распад СССР — это величайшая катастрофа 20-о века? Отлично, спасибо ему за это. Пусть подкрепляет свои слова делами. Те, кто разрушал СССР, не боятся изобличений во лжи — они боятся конкретных обвинений по конкретным статьям УК. Те, кто вычёркивают СССР из истории, не боятся разоблачений фонда Дюкова. Они боятся усталого следователя, который будет их допрашивать о соучастии и преступной халатности. Очень рутинно и совсем не пафосно. Нужно во всём разобраться: кто осуществлял, кто помогал, кто содействовал. Чьи снайперы стреляли в людей в Прибалтике и на Кавказе? Почему нарушена воля советского народа, изъявленная им на референдуме? Всё это надо расследовать. Если Владимир Владимирович считает уничтожение СССР катастрофой, то мы все должны ощутить его решимость, проявленную на деле, а не на словах.

Владимир Владимирович считает, что приватизация была незаконной? Это мужественный шаг. Но нужно делать следующий: надо наказать всех виновных. Поскольку последствия приватизации чудовищны — наказать с максимальной жестокостью. Заявление Сергея Степашина о том, что промышленность надо было уничтожить — повод для первого уголовного дела. Любое такое высказывание, не получающее должного ответа, может скоро обернуться ужасными последствиями — поскольку терпение народа иссякает.

Пока Владимир Владимирович говорит о незаконности приватизации, полным ходом продолжает реализовываться андроповский проект по интеграции России в Запад. Судя по последним событиям, скорость его реализации растёт с каждым днём. Я имею в виду вступление в ВТО, новую базу NATO, фактическую ликвидацию авиапромышленности и ускорение продажи советского наследия частным лицам. Надо делать всё, чтобы представители правительства комментировали это. Пусть говорят.

Что же должны сделать мы, чтобы подбодрить их? Нужны постоянные публикации в России и за рубежом. Нужны вопросы и ответы. Пусть представители власти отвечают на поставленные нами вопросы. Надо создавать общественное давление на власть и на чиновников, исполняющих её решение. Чиновники саботируют решения? Немедленно жалобы в полицию, суды и т.д. Гражданская активность состоит именно в этой тяжёлой, неблагодарной и систематической работе — а не в выходе на улицу с транспарантами или кидания бумажек в урну. Именно это является проявлением силы, воли и здравого ума. Если даже «коммунисты» ходят в американское посольство и дружат с «оранжевыми», то нам не на кого рассчитывать. Единственный выход — это принуждение власти к ответам и к реальным действиям, а также проверка выполнения. Для этого есть такие вещи как публицистика и сетевые структуры.

Это тот совершенный минимум, который мы можем и должны делать. Наш долг велик, и время на исходе — но и песня ещё не допета.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


Яндекс.Метрика
Суть времени

Татарстан