r6hkP37ijac[1]

Часть I

Не смотри им в глаза

Look down, look down
Don’t look ‘em in the eye
Look down, look down,
You’re here until you die

Третьего дня ™ нашёл, наконец, время и посмотрел Les Miserables, музыкальную экранизацию знаменитого романа тёзки Гюго «Отверженные». Картина оказалась настолько потрясающей, что по окончанию просмотра немедля скачал саундтрек и многократно переслушал весь мюзикл снова. Нахожусь под впечатлением до сих пор, подозреваю, что ниже последует один из самых восторженных моих текстов вообще. Впрочем, фильм чрезвычайно хорош и заслуживает всяческих многократных просмотров и без моих скромных похвал.

Принято считать, что «Отверженные», как и другие произведения Гюго, являются героическим эпосом наступавшего на Европу XVII-XIX веков Нового Времени. И именно в этом эпосе, как в зеркале, Европа, наконец, увидела себя вполне, рассмотрела себя в деталях и узнала своего Нового Героя. Героем этим оказался, естественно, буржуа, с пафосом отринувший застарелые общественные институты и оставивший за собой совершенно новый образчик человеческих взаимоотношений. Однако я в процессе просмотра, отчего-то, задумался совершенно о другом. О нём, другом этом, и хотелось бы поговорить.

Фильм встречает нас захватывающей сценой адского труда рабов, волокущих корабль в гавань и не менее потрясающей музыкальной композицией «Look Down». Те, кто фильм не смотрел, могут представить себе знаменитую картину «Бурлаки на Волге», действие которой разворачивается не под палящим солнцем Поволжья, а на холодном морском ветру французского побережья. Помножьте количество представших вашему взору рабов в тысячу раз, добавьте к представившейся безнадёге оркестровое сопровождение и тогда вы сможете примерно представлять, насколько эпично полотно, встречающее ошеломлённого зрителя. Впрочем, о чём это я, лучше просто закройте вкладку браузера и приступите к просмотру немедленно, благо дальше всё равно пойдут спойлеры и размышления вокруг содержания.

Посреди этой картины мы и знакомимся с двумя основными героями, противостояние между которыми составляет костяк сюжета: Жаном Вальжаном, он же заключенный номер 24601 и одним из его охранников, Жавером.

История Жана Вальжана до примитивного проста и одновременно с тем жизненна до невозможности. Такие трагедии, спросите у любого следователя, изо дня в день повторяются до сих пор и в наш, якобы избавленный от социального неравенства и якобы просвещённый, век. Жан Вальжан, как и многие другие представители третьего сословия, под жесточайшим давлением внешних обстоятельств был вынужден совершить преступления для спасения жизни, после чего понёс заслуженную кару, и обречён навечно оставаться в глазах общества преступником и изгоем.

Между прочим, одна из таких трагедий вошла в историю в виде забавного фарса. Так, знаменитый адвокат Федор Плевако сумел однажды добиться оправдательного приговора для подзащитной старушки, по нужде укравшей жестяной чайник стоимостью 50 копеек. Когда прокурор, предвидя все ходы защиты, заранее перечислил и отверг её доводы и закончил речь тезисом о священности частной собственности и о неизбежности обрушения государства при попустительстве посягательств на оную, адвокат сказал речь, благодаря которой и прославился. Он заявил, мол, Россию долгие века терзали половцы, печенеги, татары, поляки, Москва была захвачена, а Россия оттого лишь крепла, а тут, от кражи чайника в 50 копеек она, понятное дело, погибнет безвозвратно. Естественно, старушку после подобной речи оправдали, а той России Которую Мы Потеряли, между тем, и взаправду оставалось совсем недолго.

А вот, например, в наши благословенные демократические времена, уполномоченный при президенте Российской Федерации по защите прав предпринимателей, Борис Титов наоборот, предлагает защитить от произвола не сирых и убогих, а лоснящихся и благоухающих – по недосмотру властьпридержащих – загремевших на нары к остальному быдлу. Так, совсем недавно он предложил освободить более ста тысяч предпринимателей, осужденных за экономические преступления по таким статьям, как «мошенничество», «присвоение и растрата» и «причинение имущественного ущерба». Понятное дело, с точки зрения Титова, бедные и несчастные расхитители и мошенники заслуживают гораздо большего сострадания, чем современные Жаны Вальжаны, нагло ворующие хлеб для того, чтобы накормить близких. Ведь предприниматель – это что? Это двигатель современной экономики и проводник прогресса на территорию сирых и убогих, понимать надо. Таких, даже если и поступили чуть-чуть неверно, следует немедля понять и простить. А Жаны Вальжаны – так что с них возьмёшь, такой уж народ, воровать и злодействовать у них в крови, ничего не сделаешь.

Вот и Жавер говорит номеру 24601 ровно о том же: мол, сегодня, конечно, день твоего освобождения, но ты особо не радуйся и помни, что ты – бывший преступник и паспорт у тебя будет жёлтый и с отметками. Преступником ты не просто был, но останешься до скончания времён своих, ибо с точки зрения Жавера бывших преступников не существует в принципе.

Кончается же сцена финальным унижением Жана – приказом в одиночку протащить обломок мачты с флагом Франции и всё той же песней рабов: «Смотри вниз, смотри вниз, не смотри им в глаза».

Look down, look down,
You’ll always be a slave
Look down, look down,
You’re standing in your grave

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


Яндекс.Метрика
Суть времени

Татарстан