К проблеме поджогов церквей в Татарстане « Суть времени - Татарстан

А.КаменецкийИсточник: Однако

На минувшей неделе СК по Татарстану объединило семь эпизодов поджогов православных церквей в республике в одно производство по статье «террористический акт». Как выразился замруководителя Следственного управления СК РФ по Татарстану Айрат Ахметшин: «Есть основания полагать, что эти преступления совершены одними и теми же лицами».

В Татарстане за последние полгода подожжено или сгорело дотла девять православных церквей. Четыре поджога произошли в ноябре. Местные жители в разных сёлах замечали неких характерно выглядящих бородачей, которые незадолго до пожара приезжали фотографировать храмы. Всё содеянное явно дело рук одних и тех же людей, действовавших по одному сценарию. Все храмы загорались ночью ― неважно, была в здании электропроводка или печное отопление или не было.

Ответственность за поджоги никто на себя не взял (исправлено редакцией), но некий «эмир Булгаристана» в маске сознался в том, что это его самодельные ракеты были запущены в сторону Нижнекамского нефтехимического завода в конце ноября (напомним: в день авиакатастрофы Боинга в казанском аэропорту неизвестные запустили четыре самодельных НУРС по заводу, три из которых пролетели метров 800, а один рухнул на территорию исправительной колонии № 4. «Эмир» сообщил, что это было предупреждением для местных мусульман, чтобы они покинули данную местность).

С учётом того, что компания «эмира» явно невелика и существует в относительной изоляции — говорить о некоей «радикализации Татарстана» пока не приходится. Сожжённые церкви — это скорее их самопиар, чем демонстрация мощи и безнаказанности. Мы имеем дело с очередной попыткой радикалов Поволжья привлечь к себе внимание. Конечной их целью, как и прежде, остаётся создание шариатского государства «Идель-Урал», рассекающего территорию России как раз по одноимённому хребту. Но пока что они существуют в варианте местных «грантовых сумасшедших» — всего лишь, в отличие от каких-нибудь изобретателей сибирской и поморской государственности, соблюдающих в силу специфики грантов имидж непримиримых джихадистов и не останавливающихся перед насилием.

Ваххабиты в Поволжье ― люди уже не очень новые, но по-прежнему чужие. Само их появление есть плод отсутствия государственной политики по отношению к молодёжи и религиозным организациям в девяностые–нулевые годы. В результате некоторый пласт молодёжи из традиционно мусульманских регионов, выезжавшей за рубеж на учёбу, прошёл подготовку и обучение в салафитских заведениях Саудовской Аравии и других арабских стран, специально заточенных под распространение радикальных идей. Как-то в новостях из Йемена проскакивало сообщение о некой школе, которая держалась в осаде против правительственных войск больше трёх месяцев и даже совершала контратаки, что говорит о её специализации. Тогда там пострадало несколько неведомых граждан России.

О профильных институтах по индоктринации и подготовке агентов влияния излишне говорить. Возвращаясь на родину, «образованные молодые люди» с щедрой финансовой поддержкой от шейхов выкупали, а кое-где и силой захватывали мусульманские приходы, где уже сами начинали вести подрывную идеологическую работу. Несмотря на то, что новые веяния прямо противоречат традиционному татарскому исламу, среди молодёжи вербовка сторонников в течение нескольких лет имела определённый успех. Особенно если учесть, что в процесс включилась и часть местных элит, хапнувших «суверенитета, сколько можно унести». Им это помогало строить национальное государство, и, не будь Татарстан в центре России, ему в определённый момент смуты грозил бы полный набор нынешних проблем Украины.

Весь этот клубок начали распутывать ещё муфтий Татарстана Ильдус Файзов и его соратник, погибший от рук террористов глава учебного отдела Духовного управления мусульман Татарстана Валиулла Якупов. Однако до сих пор ситуация внутри уммы далека от гармонии, а проповедники Халифата не ощущают на себя охоты. В этом году на Сабантуе были отмечены случаи агитации за Халифат прямо в автобусах с гостями праздника, и это при том, что на мероприятии ожидали участников Универсиады и меры безопасности были соответствующие.

Сейчас террористы выбрали для своих атак достаточно уязвимые объекты. Несмотря на богатую православную историю, великие святыни и монастыри, вроде Семиозёрского, православных храмов в республике относительно немного. Процесс их восстановления идёт медленно, деньги приходится собирать буквально на каждое строение. Одна из сожжённых церквей была возведена как раз на средства прихода (строительство новых мечетей в республике идёт гораздо быстрее. Это чем-то напоминает строительство типовых модульных храмов в Москве, но в масштабах республики). Поэтому урон, наносимый террористами населению русских и кряшенских деревень, на самом деле серьёзнее, чем кажется. Если в случае с мусульманской уммой они надеются подчинить и переформатировать её по салафитским лекалам, то православие для них — очевидный противник и кандидат только на уничтожение.

Надо сказать, что на нынешний момент паниковать рано. Сейчас у салафитов явно ничего не выйдет. Даже несмотря на двадцать лет окучивания молодёжи и местных религиозных деятелей, ваххабитское подполье не в состоянии рассчитывать на массовую поддержку. Особенно после таких грубых акций устрашения всех и вся. На бытовом городском уровне в Татарстане практически отсутствуют этнические и религиозные противоречия.

Но дальние перспективы — под вопросом. Слишком много времени со стороны центральных властей было потрачено на заигрывания с местными элитами, которые были озабочены сугубо своими шляхетскими интересами. В результате мирное сосуществование либо поддерживается мучениками за идею, как Якупов, либо просто длится по инерции. Ни то, ни другое недопустимо, поскольку мир в Татарстане не сложился просто так, это плод долгой духовной работы и созидательного объединения не религий, но верующих. И тот факт, что для его защиты уже начали требоваться мученики — сигнал тревожный.

Это очень пассионарный, мощный и правильный посыл, однако его применение угрожает власти и благополучию целого слоя чиновников, занимавшихся все эти годы «укреплением национальной идентичности». Поэтому идеологический фронт, вполне способный задавить ваххабитов с их пропагандой ненависти, никак не может нормально развернуться. Между тем без пропагандистской машины, способной на контратаку чуждой идеологии, мы будем обречены бороться с последствиями чужого влияния, а это безнадёжный бой.

Таким образом, помимо совершенно очевидной необходимости придушить подполье по линии спецслужб, назрела и перезрела нужда в чистке покрывающих ваххабизм в рядах местной элиты — как религиозной, так и светской. Особенно светской, потому что без этой поддержки ваххабитам не удавалось бы подминать и захватывать мечети традиционного ислама.

В этом свете особенно трагичной выглядит гибель в авиакатастрофе главы ФСБ по Татарстану Александра Антонова, который уже было начал зачищать прокуратуру и прочие ведомства республики от оголтелых националистов и сочувствующих радикалам и даже добился в этой сфере первых громких отставок. Впрочем, есть надежда, что его курс будет продолжен.

Как водится, главная ценность и ресурс России в этой борьбе — люди. Поэтому категорически нельзя затягивать с решением проблемы, пока механизм воспроизводства этнорелигиозного мира, являющийся одним из основных цивилизационных завоеваний нашей страны, ещё по-настоящему не нарушен.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
, 12 декабря 2013 15:44, Наша война, Теги:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


Яндекс.Метрика
Суть времени

Татарстан