Поль Лафарг. 1871 г

Поль Лафарг. 1871 г

Поль Лафарг — пламенный ортодоксальный марксист и блестящий религиовед. Его познания в религиоведении произвели глубокое впечатление даже на таких далеких от марксизма религиоведов и философов, как А. Ф. Лосев. Исследуя образ Прометея в разные эпохи, Лосев в своей работе «Проблема символа и реалистическое искусство» с большим уважением излагает точку зрения Поля Лафарга, ссылается на Лафарга как на высокий религиоведческий авторитет.

Я уже сообщил читателю о том, что Институт философии Академии наук СССР в 1937 году издал сборник статей Лафарга, назвав этот сборник «Религия и капитал». В сборнике — несколько глубоких, развернутых статей. Любому, кто эти статьи внимательно прочитал, очевидно, что нельзя понять содержание одной статьи, не зная, что написано в других. И что тем самым — вне зависимости от воли Лафарга — эти статьи являются главами одной книги.

Считаю необходимым во избежание различного рода недоразумений и кривотолков оговорить отсутствие у Лафарга а) каких-либо намерений выявить скрытую метафизику Маркса; и б) попытаться создать внутри марксизма какую-то свою метафизику. Лафарг убежден в том, что марксизм — это научный атеизм. Он сам твердо верит в атеизм (говорю о вере, ибо убежден, что атеизм — это тоже вера).

Лафарг очень тонок, умен, эрудирован, он широко мыслящий человек. Но он, конечно же, не Маркс. Он — один из верных последователей Маркса, не более того, но и не менее…

Подробнее: газета Суть Времени

Биография Карла Маркса

Биография Карла Маркса

Я не собираюсь воспевать четырехтомное сочинение «Прометей», написанное Галиной Серебряковой. Этому, как минимум, мешает сформированное семьей и работой представление о том, чем по-настоящему талантливые литературные произведения отличаются от другого вида литературной продукции.

Серебрякова — хороший журналист и не слишком хороший писатель. Но ее «Прометей» — это так называемая хорошо сделанная проза. И зачем я буду, обсуждая Маркса, рассуждать о том, в чем отличие такой прозы от настоящей литературы?

Серебрякова написала хорошую, даже блестящую биографию Маркса в четырех томах. К сожалению, она решила придать этой биографии характер художественного произведения. Все, прочитавшие это произведение, разводили руками и говорили, что оно «не ахти какое». Впрочем, что значит «все»?..

Подробнее: газета Суть Времени

Григорий Яковлевич Сокольников

Григорий Яковлевич Сокольников

Мы уже установили, что только обсуждение неявной метафизики Маркса может, коль скоро оно будет успешным, ответить на ключевые для нас вопросы. Каковыми являются — и это мы тоже установили — вопросы об огненности и потушенном огне, о нагретости и остывании как политических субъектов (партий), так и тех макросоциальных групп, которые эти субъекты должны надлежащим образом обеспечивать.

Мы установили также, что без ответа на эти вопросы мы не поймем ни причин гибели СССР и коммунизма, ни того, как именно могут быть реализованы проекты СССР 2.0 и коммунизм 2.0. Но ответы на подобные вопросы нельзя получить, опираясь только на наследство Вальтера Беньямина, остроумно и глубоко обсуждавшего роль «карлика теологии» в управлении «куклой исторического материализма», которая, мол, может делать безошибочные ходы только при наличии подобного карлика.

Конечно же, Беньямин был единственным правоверным марксистом, обладавшим высочайшей осведомленностью в том, что касается марксизма, необходимым творческим потенциалом и тем настроем, который можно охарактеризовать как «верность Марксу и его делу». Все остальные делятся на неомарксистов, для которых Маркс уже не так и важен и является либо автором учения, которое надо подорвать по тому или иному заданию, либо предлогом для собственного самовыражения, либо и тем, и другим одновременно. Поэтому нельзя ставить знак равенства между Франкфуртской школой, занимавшейся и подрывом марксизма, и самовыражением, и многим другим, — и Беньямином, страстно пытавшимся разгадать метафизическую загадку великого Маркса, в которого он был по-настоящему влюблен…

Подробнее: Газета Суть Времени

Яндекс.Метрика
Суть времени

Татарстан