Ясон и Медея

Ясон и Медея

В диалоге «Тимей» Платон, конечно же, в первую очередь сообщает сведения об Атлантиде. И описывает эту самую Атлантиду вплоть до деталей. Притягательность этих сведений для алчущих тайнознания так велика, что все остальные темы, затрагиваемые Платоном в данном диалоге, естественно, отходят на задний план. И вот уже на протяжении тысячелетий все, кого поражают «атлантические» откровения Платона, ищут эту самую загадочную Атлантиду — каждый на свой лад. Кто-то — снаряжая экспедиции, а кто-то — перелистывая древние рукописи, вчитываясь в тексты древних авторов и так далее.

Между тем, помимо важнейших сведений об Атлантиде, Платон в этом диалоге сообщает нам ничуть не менее (а возможно, и более) важные сведения. Они касаются родства двух богинь: древнегреческой Афины Паллады и древнеегипетской богини Нейт. Но прежде чем перейти к этой теме, вчитаемся в данный диалог с тем, чтобы интересующее нас сообщение приобрело максимальный объем и глубину.

Участник диалога Критий говорит Сократу: «Послушай же, Сократ, сказание хоть и весьма странное, но, безусловно, правдивое, как засвидетельствовал некогда Солон, мудрейший из семи мудрецов»…

Подробнее: газета Суть Времени

Дионисий Галикарнасский. Неизвестный художник

Дионисий Галикарнасский. Неизвестный художник

Тот, кто заинтересован в исторических тонкостях, без всякого труда с ними ознакомится, прочитав полностью увлекательную книгу Дионисия Галикарнассного, этого современника Вергилия. Но я-то в данном исследовании не этими тонкостями занимаюсь, а западной идентичностью в целом. А также тем, в какой степени на формирование этой идентичности повлияли определенные сведения о Древнем Риме и его идентичности.

Говоря об определенных сведениях, я имею в виду прежде всего сведения, сообщенные Вергилием. И не потому, что его сведения наиболее точны. А потому, что именно эти сведения передавались в западной элите из поколения в поколение.

Что же касается Дионисия Галикарнасского, родившегося в Галикарнасе около 60 года до н. э. и умершего там же около 7 года до н. э., то меня он интересует как очевидный источник первичных историко-политических сведений, на основе которых Вергилий создавал свою великую поэму. Ту поэму, которая, подчеркну еще раз, оказала чуть ли не решающее воздействие на формирование западной идентичности. Ведь только через создание великих поэм, символика и образы которых оказывают колоссальное влияние на умы, можно формировать идентичность. Исторические подстрочники могут этому посодействовать, но не более того…

Подробнее: газета Суть Времени

Газета Суть Времени, №106

Газета Суть Времени, №106

В следующих своих статьях я покажу, что Станиславский отнюдь не собирался ограничиваться общими словами по поводу сверхсознания. И прекрасно понимал, чем оно отличается от подсознания. Здесь же предлагаю разобрать вопрос, в какой мере марксизм противостоит всему, что связано с разработкой вопросов, в той или иной степени касающихся функционирования сверхсознания.

И для меня, и для других специалистов, занимавшихся этим вопросом достаточно серьезно и с ориентацией на определенные практики (актерскую в том числе, но и не только), очевидна бредовость противопоставления настоящего марксизма изучению проблем сверхсознания. И в той же мере для нас очевидно, что вульгаризация марксизма действительно исключает сочетание марксистской идеологии с изучением всего, что связано с интересующей нас проблематикой четвертого этажа, она же — проблематика сверхсознания.

Что же касается Станиславского, то в 20-е годы ему стало труднее обсуждать проблемы сверхсознания не потому, что на него насели вульгаризаторы марксизма. Хотя и они, естественно, насели на гениального педагога и режиссера. Но в той же степени на него насели и фрейдисты, которые в 20-е годы ХХ века очень сильно влияли на многие сферы советской жизни. А фрейдистам (как явным, так и скрытым) нужно было, чтобы Станиславский перестал говорить о каком-то там сверхсознании, но продолжил говорить о подсознании или о бессознательном…

Подробнее: газета Суть Времени

Газета Суть Времени №105

Газета Суть Времени №105

Мы ссылаемся на Станиславского, делавшего ставку на сверхсознание. А просвещенный оппонент скажет: «Да полно вам! Ничего внятного по этому поводу Станиславский не сказал и не мог сказать. Потому что ему приходилось работать в условиях этого вашего совка, миль пардон, начиненного материалистическим догматизмом, в рамках которого сверхсознанию, как вы понимаете, места нет».

Сказавши это, просвещенный оппонент приведет в доказательство ряд цитат из того тома IV cобрания сочинений К. С. Станиславского, в котором великий режиссер и педагог обсуждал, как именно актер работает над ролью (в предыдущих томах он обсуждал, как актер работает над собой).

«Вот видите, — скажет просвещенный оппонент, — что пишут Г. В. Кристи и Вл. Н. Прокофьев во вступительной статье к четвертому тому:«Обращение к современным ему научным источникам, преимущественно идеалистического характера, оказывало на Станиславского и отрицательное влияние, нередко направляло его искания по ложному пути. <…> Из этих источников Станиславский заимствовал часть своей терминологии, например такие идеалистические термины, как сверхсознание, прана, лучеиспускание и лучевосприятие и др.»…

Подробнее: газета Суть Времени

Газета Суть Времени №103

Газета Суть Времени №103

Имею ли я право продолжить говорить о четвертом этаже даже в этом спецвыпуске? Да, имею. Но говорить об этом буду сообразно содержанию спецвыпуска.

Представим себе, что человек — это система, состоящая из нескольких слагаемых. Каждое из которых может образно — именно образно — быть представлено как отдельная сущность. Тогда этих сущностей шесть.

Это четыре наблюдателя, находящиеся на четырех этажах и передающие получаемую ими информацию диспетчеру.

Это сам диспетчер, принимающий и перерабатывающий информацию.

И это потребитель, получающий информацию…

Подробнее: газета Суть Времени

Война с культурой идёт

Война с культурой идёт

Наше тело — это то, что мы едим и пьем. А наша душа — это то, что мы с самого рождения видим, слышим, читаем, смотрим. От колыбельных песенок и первых сказок — до романов Достоевского. Или до свежего детектива Дарьи Донцовой — это уж как получится. Нашу душу с пеленок формирует культура того народа, частицей которого нам довелось родиться. Культура окружает человека повсюду — если он человек, а не потерянный в лесу «маугли». Даже там, где человек оторван от культурной среды трагическими обстоятельствами, возникают ее суррогаты — вроде блатных песен и воровских баек, которыми скрашивают свою жизнь заключенные. Без культуры попросту нет человека.

Казалось бы — ну о какой культурной войне тут может быть речь? Культура — это тишина музеев и библиотек, а выстрелы и взрывы если и слышны, то только в кинозале. Тем не менее, война идет, и ее мишенью является сердце каждого из нас. Разрушь или измени до неузнаваемости культурное ядро народа, содержащее в себе его основные жизненные ценности — и народа нет. Есть невнятное население, которое можно брать теплым и вести куда угодно, словно стадо баранов.

Иногда оружие культурной войны (или войны с культурой) действует медленно, исподволь, словно боевой вирус или тонкий яд, а иногда взрывается. как бомба. Так случилось с фильмами«Интердевочка» и «Маленькая Вера», после которых старшеклассницы вдруг на полном серьезе стали мечтать о карьере валютных путан. А фильм Абуладзе «Покаяние». в котором сын выбрасывает из могилы тело отца, в немалой степени способствовал тому, что безумие перестройки и отречения о своего прошлого под видом «покаяния» овладело умами на срок, достаточный для политического разгрома нашей страны. Или совсем свежий пример — фильм «Сталинград», вколачивавший с мозг зрителей идею, что служение Державе — без разницы, какой, Советской или немецко-фашистской — одинаково калечит человека, а сочувствия и защиты достойно только маленькое личное счастье. Или современные артхаусные фильмы, представляющие жизнь в стране как серую, унылую, замызганную помойку, населенную деградирующими людьми.

Подробнее: LiveJournal

Яндекс.Метрика
Суть времени

Татарстан